Suula Ellenno (elge) wrote,
Suula Ellenno
elge

"Без оправданий", - как говорил лирический герой "песни про духовный рост". Поток сознания со стеклом и ассоциативным рядом, с очень альтернативным состоянием крыши, изнутри глюка, которого не может быть, но он есть, и с этим придется жить. Единовременный контраст в реализации, меня такое заводит. Простите, кому наступил на хвост - наступите же и мне если что.

Ключ:
Ясный закат золотистым сияющим светом меж темных стволов растекается,
Луч на холодной траве по осокам скользит и не тает во мхах, и в тенях не теряется.
В дуплах, где сонно шевелятся сны, перед часом ночным просыпаясь в корнях,
Под деревьями прячутся, чтоб не остыть, но и не раствориться в закатных огнях.
Лес плывет по туманным волнам под распахнутым небом, и скомканным облачным парусом
Греза над ним распускается алым цветком и под ветром крыло расправляет,
Как птичья бесшумная стая, как острые лезвия у серебристого аиста,
В перьях у странников полночи, в светлых глазах отразятся и пепельный след оставляют
Всполохи молнии льдистым резцом. На холодных камнях тонкий контур созвездий
На обсидиановом небе в кристалле его отражение вычертит руну.
Звездный мерцает маяк и спускается ночь над лесным лабиринтом соцветий.
Теплые отблески тают, сменяются светом прозрачным холодным и лунным
.



Суула Элленно:
Ясный закат золотистым сияющим светом меж темных стволов растекается,
Луч на холодной траве – изумрудные контуры светятся теплым по краю.
Вижу, как время скользит. Остаются видения в памяти, тень удлиняется
И исчезают слова. Завиток из мелодии вьется и вновь ускользает.
Где-то вдали хлынет ливень над тропами тех, кто ушел навсегда на рассвете,
Что сбережет он на память о нас, передаст, как напутствие, тем, кто останется?
– Капли дождя в тростниках. И смеется беспечный и юный серебряный ветер,
Луч на холодной траве по осокам скользит и не тает во мхах, и в тенях не теряется.

Майтимо:
Луч на холодной траве по осокам скользит и не тает во мхах, и в тенях не теряется.
Алым пронзает железо и камень, следы оставляет на сердце и в памяти.
Нотой звучит тишина, откликается именем звездным, на миг возвращается.
И застывают слова на истертых веками страницах средь пепла и пламени.
Что они скажут о нас и о тех, кто до нас уходил по дороге сквозь полночь?
Ветер поет в тростниках твое имя. Туман над водой. Ни тебя, ни меня.
Ветер листву потревожит и шорох чуть слышно о ночи без края напомнит
В дуплах, где сонно шевелятся сны, перед часом ночным просыпаясь в корнях.

С. Э.:
В дуплах, где сонно шевелятся сны, перед часом ночным просыпаясь в корнях,
Серебристые духи лесов ткут виденья и ждут наступления нового дня.
Знаю, в руках у них иглы и нити, и пряжа из мыслей и слов, а рассветные
Белые крылья туманов взлетают и станут в лучах золотыми и медными
В небе над темным провалом. И мне ли не знать, как касается памяти имя.
Нас больше нет, лишь следы на песке, но ожившая явь за словами твоими –
Отблески света во тьме рассыпаются искрами факела в черных тенях,
Под деревьями прячутся, чтоб не остыть, но и не раствориться в закатных огнях.

М:
Под деревьями прячутся, чтоб не остыть, но и не раствориться в закатных огнях,
Блики грезы в ветвях и в лесу цветет пламя, и пламя горит на холодных камнях.
А в глазах тонкий лед и прозрачная горечь небес, отблеск света на темной воде -
Там, где отмель и где исчезают следы. Ты споешь мне о том, что останется здесь,
Никогда не умрет? Потемнел горизонт и срывается с криком с вершины печаль.
В твоей песне начало начал... где найти мне слова на мелодию снов отвечать,
Если в песне моей только смерть и война? Высоко ветер рвет облака безнадежно и яростно,
Лес плывет по туманным волнам под распахнутым небом, под скомканным облачным парусом.

С. Э.:
Лес плывет по туманным волнам под распахнутым небом, и скомканным облачным парусом
Греза влечет его вдаль вместе с птицами, ветер сосновые мачты качает
Песня ведет за собой в лабиринты видений и вновь возвращает к началу
В явь, где война и потери, надежда и подвиг, и тайна, а повод для радости –
Жизнь без остатка отдать. Ты ведь тоже об этом под звездами полночи грезил,
Значит, ты помнишь и веришь в бессмертие каждой звезды, что над нами сияет.
Верь же и мне: в сердце круга огня ты найдешь заповедный источник всех песен,
Греза над ним распускается алым цветком и под ветром крыло расправляет.

М:
Греза над ним распускается алым цветком и под ветром крыло расправляет,
Память хранит заповедный источник всех песен в круге огня, где волнами
Время бьется о берег. Далекой звездой вспыхнет парус и встанет над нами
Знаком надежды, бессмертия каждой звезды, что сквозь ясную полночь сияет.
Жизнь без остатка отдать - ради тех, кому путь продолжать. Чтоб не только потери.
Да, я так грезил. Ты тоже. Песне прерваться не дать - исполнение таинства -
Больно, но даже средь камня, железа и крови взлетает и смерти не верит,
Как птичья бесшумная стая, как острые лезвия у серебристого аиста.

С. Э.:
Как птичья бесшумная стая, как острые лезвия у серебристого аиста
В перьях сквозь время летят отголоски имен, ранят стрелами горькую память
И образуют созвездья вокруг самой яркой и пламенной – только одна звезда
Станет единственной, имя ей жизнь, и пока она светит, горит наше пламя.
Нет ничего, кроме ветра, в холодном и синем предутреннем небе над пропастью,
В небо, за ветром уходим и мы, разделившие путь той полынною полночью.
Отблески дальних штормов что для тех, кто остался, как яркие звезды сияют
В перьях у странников полночи, в светлых глазах отразятся и пепельный след оставляют.

М:
В перьях у странников полночи, в светлых глазах отразятся и пепельный след оставляют
Всполохи молний. Навылет, пронзительно. И не забыть. Эхом вновь отзовутся
Их имена в шуме трав, вздохах ветра в горах меж камней. Не теряет
Жизнь ни одно из имен. Как смерть не теряет мгновений, когда руки неба коснутся,
Плывут облака под ногами над пропастью. Будет гроза и раскинуты крылья в полете,
Солнце в глаза - столько света, что в пламени этом сгореть. Только сон. На исходе
Над озером полночь, за стенами дождь, где-то капли считают мгновенья. Луч грезит
Всполохи молнии льдистым резцом. На холодных камнях тонкий контур созвездий.

С. Э.:
Всполохи молнии льдистым резцом. На холодных камнях тонкий контур созвездий
Лезвием чертит рисунок серебряных трав, на плечах контур огненных перьев
Льдистый осколок скользнет по запястью и ранят закат сотни огненных лезвий
Светом прольется на землю кровь раненой ночи. От поздних мгновений до первых
Утренних ранних лучей на восходе над озером будет стоять тишина,
Узкой рукой наваждение прошлого тронет беззвучно холодные струны.
В стенах колодца колотится эхо, и снова лишь в смерти надежда одна,
На обсидиановом небе в кристалле его отражение вычертит руну.

М:
На обсидиановом небе в кристалле его отражение вычертит руну.
Знаком пути, исполнением судеб. Я принимаю. И ты принимаешь.
Высоким кажется небо над бездной, глубоким до кости изящный рисунок.
Словом по сердцу, по краю сознания сутью и прожитой истиной. Знаешь,
Как снова из пены волна поднимается, медью разбившись об острые скалы,
Кровью и пылью, как будто есть только жестокость бессмертия в море столетий,
Мы умираем, чтоб к жизни вернуться с рассветом. А волны окрашены алым,
Звездный мерцает маяк и спускается ночь над лесным лабиринтом соцветий.

С. Э.:
Звездный мерцает маяк и спускается ночь над лесным лабиринтом соцветий.
Время под звездными ливнями править свой курс кораблям на созвездие веры.
Скоро проснется луна, и уступит огонь ее ровно-холодному свету.
Время гореть маякам. Время принятых клятв и обетов для старших и верных.
Прошлое рядом. И имя тревожащей памятью ранит, и ветер в лицо
бросит осколки стекла... Это просто над озером ветрено, меркнет бесшумно
блик на поверхности темной прохладной воды, это время свернулось в кольцо
Теплые отблески тают, сменяются светом прозрачным холодным и лунным.

М:
Теплые отблески тают, сменяются светом прозрачным холодным и лунным.
Прошлое молча стоит за плечом. Да исполнятся клятвы и каждое слово.
Время собрать из осколков стекло маяка. Сделать шаг, даже если безумной
Кажется мысль и судьба замыкает кольцо. Разойдутся и встретятся снова
Наши пути. Каждого здесь, кто блуждает средь снов и полночных видений.
Час для одних уходить в потемневшее небо, где путь среди скал продолжается,
Час для других возвращаться, хранить, строить дом. В волнах звезд отраженья,
Ясный закат золотистым сияющим светом меж темных стволов растекается.

В соавторстве с airenyere
Tags: sognare, глюки и квэнты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments